?

Log in

No account? Create an account

Два субботника. Художественный рассказ. Иллюстрации автора.
Место действия выдумано, совпадения имён случайны.

Первый субботник состоялся 14 апреля. На общем голосовании совета в качестве места проведения победил Ботсад. Пришли не все.
Да, и в целом, народу на субботник собралось немного, человек 150-200.

IMG_20180414_101709-1

Недавно, прошлой осенью назначенный директор Ботсада около 10 утра 14 апреля произнёс краткую приветственную речь, и мы отправились на назначенные участки работ.
Наш Останкинский отряд прошёл по главной аллее метров 300, а дальше наши шефы — научные сотрудники Ботсада свернули в чащу и показали объемы распиленных веток и стволов, что нам предстояло перетащить к дороге. Весь это лесо-пиломатериал должны были потом вывезти в бункерах на переработку, скорее всего, в свою же ботсадовскую дробилку для производства мульчи.

IMG_20180414_103100-1

IMG_20180414_105631-1

IMG_20180414_111332-1

IMG_20180414_115132-1


В этот день удалось не только поработать на благо одного из лучших ботанических садов мира, но и пообщаться с его сотрудниками в неформальной обстановке. Контакт наладился, отношения стали дружественными, и нам, в разговорах за кашей из полевой кухни, поведали немного о жизни Ботсада изнутри.

В первую очередь, мы получили подтверждение, что Ботсад - федералы. Это несёт в себе как плюсы, так и минусы.

Из плюсов — у них есть какая-никакая (конечно, слабенькая, мы все помним ситуацию с Тимирязевкой, поля которой от застройки спасло лишь вмешательство президента) защита от алчных и беспринципных застройщиков и их лучших друзей из правительства Москвы. Если быть точнее, то правительство Москвы более алчно и беспринципно, нежели девелоперы.

Ботсаду удалось восстановить часть забора между ВДНХ и садом. Может показаться странным, ну зачем нужен этот забор? Ответ оказался прост, по дальней стороне Ботсада, вдоль забора находились коллекции действительно редких и исчезающих на территории Москвы трав и цветов, высаженных в естественной среде, неразличимые для неспециалистов от обычных растений, и, как вежливо говорят научные работники, антропогенное воздействие, а по простому, вытаптывание отдыхающими, наносило огромный ущерб этим популяциям. Из плюсов, пожалуй, всё.

Из минусов же - отвратное мизерное финансирование со стороны федералов. Если я правильно понял, малой механизации: квадроциклов, мотоблоков с оснащением в Ботсаду нет вообще. На весь Ботсад есть всего два садовника (технический персонал) одному из которых 60 лет, а второму — 65. Ну и что могут сделать два пенсионера с тем огромным фронтом работ, большими задачами по расчистке территории от поросли и поваленных непогодой деревьев? Волонтёров, к сожаление, зовут на работы лишь по четвергам в рабочее время, когда ни работающие, ни студенты не могут прийти и помочь.

Сравните это с тем, сколько денег вливается сейчас в соседнюю территорию ВДНХ, что финансируется Москвой и аффилированными ей коммерсантами.

Надеюсь, что общение после субботника даст свои плоды. Сейчас ещё рано говорить о запланированном, во-первых потому что это лишь «договор о намерениях», во-вторых потому что сотрудники Ботсада бюджетники, и часто их, да и любых других бюджетников, следующая профессиональная деятельность зависит от того, что они скажут или опубликуют открыто. К сожалению, свобода слова заканчивается на самом слове. Сказать вы его можете, а последствия непредсказуемы и часто негативны.

Поработали мы на славу, шефы признались, что давно не было таких продуктивных волонтёров.

IMG_20180414_103800-1

-------------------------

Теперь о втором субботнике.Он был назначен на 21 апреля. Придя к 10 утра увидел гораздо большее количество участников, примерно человек 300-350

IMG_20180421_100620-2

Сначала обрадовался, но потом походив среди собравшихся и услышав обрывки разговоров, понял, что зря.

- Собрали вчера на совещание и сказали всем быть, иначе накажут.
- Сказали, чтобы всем, у кого есть куртки едра, обязательно надеть.

Стало ясно, что большую часть просто «нагнали» для массовки, и результат самим участвующим просто неинтересен.

К пол-одинадцатого приехал префект, выступил перед собравшимися, за ним выступил представитель мосгордумы. Только после этого людей повели на работы. Мы прогулочным шагом дошли до большой оранжереи, потом развернулись обратно. В итоге выяснилось, что нам надо попасть на другую сторону Ботанической улицы на территорию лабораторий и теплиц. Для этого был прикомандирован сотрудник ГИБДД, который волевым движением волшебной палочки остановил потоки автотранспорта, и мы, ведомые сотрудником Ботсада перешли Ботаническую улицу.

IMG_20180421_111141-2

Попав внутрь территории, нас вновь попытались распределить на работы, в итоге, когда ближе к полудню поступило предложение «копать», мы вдвоём с ПалДмитричем немедленно на него согласились, очень уж хотелось хоть что-нибудь сделать, раз уж пришли. :) Нас поручили молодой сотруднице Оле, которая провела нас через техническую часть одной из оранжерей к месту складирования инвентаря и попыталась найти две лопаты. Две лопаты. Боже мой! У них в наличии была всего одна целая лопата. Плюс одна «убитая», непригодная для работы, и ещё одна сломанная. Правда, была ещё пара совковых лопат, что не решало вопроса параллельной работы двух землекопов. Я попытался исправить положение, предложив сделать из двух недолопат одну, и спросив у Оли пассатижи, молоток или топор и гвозди. Поиски не увенчались успехом. Вобщем-то и понятно, коллектив женский, какие уж тут пассатижи… При дальнейших разговорах выяснилось, что мужчины их всё же посещают, пара электриков, пара сантехников, и говорят, что есть даже слесарь.

При помощи одной недолопаты мне удалось разобрать на части вторую, и когда я уже был готов доразобрать первую, появился ПалДмитрич с Ольгой, которые сходили в соседнюю оранжерею и там нашлась ещё одна штыковая лопата.

Перед нами была поставлена задача: копать лунки определенных размеров на определённых расстояниях, сстараясь попасть в ряд, видимо, под кустарники, к чему мы с радостью и приступили. Земля у них мягкая, копалось споро. Ольга же носила в вёдрах подготовленный субстрат, который высыпала на дно этих лунок.

IMG_20180421_115502-2


На вопрос, почему бы не использовать хотя бы тачку для развоза сыпучих материалов, ответ был прост, хотя и предугадываем по эпопее с лопатами: у нас нет тачки. Вот так, у ботаников нет лопат, тачки, пассатижей.
Мы не стали расспрашивать дальше, чего у них нет, чтобы не впасть в уныние.

Через полчаса подошёл сотрудник, который разводил нас на работы и сообщил, что, как и в прошлую субботу, в час дня нас ждёт каша из полевых кухонь возле главного корпуса. Мы поблагодарили и продолжили копать. Когда мы закончили весь объём работ, Ольга предложила нам экскурсию по лаборатории. Это было интересно и мы согласились.

Нам выдали бахилы и сперва показали «кухню», на которой готовится «среда» для выращивания растений, потом отделение, где сотрудники в белых халатах и масках помещают в эту питательную среду зародыши растений и следующее помещение, где эти зародыши под специальными лампами развиваются до состояния, в котором их уже можно пересаживать в землю. Большая часть оборудования произведена в советское время. Огромным спросом пользуются стеклянные баночки из-под детского питания.

IMG_20180421_122456-2

IMG_20180421_122535-2

IMG_20180421_122748-2

При том, что в лаборатории требуется стерильная чистота, двери были приоткрыты. Связано это с тем, что зимой вышли из строя кондиционеры, охлаждавшие помещения флуорисцентной и клима-камер до необходимой температуры. Оказывается, зимой в помещениях слишком жарко. Котельная, в которую нам, к сожалению, не удалось попасть, даёт много тепла, необходимого оранжереям, но нигде нет регулирующей арматуры, и уж тем более, автоматики. Поэтому, предполагаю, Ботсад платит МОЭКу сначала за газ, на котором работает котельная, а потом ему же за электроэнергию, которую потребляют кондиционеры для охлаждения помещений лаборатории.

Ещё один интересный факт из жизни лабораторно-оранжерейного отдела, пару лет назад сотрудничество с волонтёрами было запрещено каким-то циркуляром, так что мы первые из волонтёров за последние несколько лет, увидевшие это всё своими глазами.

И ещё один факт, они вышли в субботу на работу не потому, что надо будет встречать волонтёров, а потому, что за теплицами и лабораторией нужен ежедневный контроль. И это при зарплате младших сотрудников около 15 тысяч рублей, а старших — около 30. В месяц. Что в общем-то неудивительно, они же делом заняты, выращивают растения, а не предлагают людям лечиться корой дуба.

Поблагодарив за экскурсию и распрощавшись с Ольгой мы с ПалДмитричем решили идти не по улице в сторону кухни, а по территории Ботсада. Видели белку, ещё не сменившую шкурку с зимней на летнюю. Иллюстрации нет, белка быстрее фотоохотников.

Дошли до мех.части. Тут тоже с людьми поговорили. Техника с советских времён. Тракторист получает 12 тысяч. Понятно, что на эту работу соглашаются лишь пенсионеры в качестве приработка к пенсии, любой тракторист на стройке зарабатывает в разы больше. Так что и спрос с работников не строгий.

IMG_20180421_125816-2

До главного здания Ботсада мы дошли к
часу с небольшим. Но, каши уже не осталось, да и чай заканчивался, что ж работники префектур и управ поели на славу, не знаю, правда, как они поработали.

А Ботсад держится. Держится на энтузиазме сотрудников и небольшой посильной помощи волонтёров. Один из лучших ботанических садов мира. Федерального значения.
Такие дела.


Статья об общественном транспорте Комсомольска-на-Амуре.

Одна из фундаментальных ошибок российских городов — отношение к общественному транспорту как к бизнесу. Общественный транспорт является системой жизнеобеспечения города, позволяет городу нормально функционировать. Если общественный транспорт оказывается в запущенном состоянии, страдают сразу все сферы городской жизни, перестают работать все городские ценности, они в результате вообще не рефлексируются. Я позже вернусь к ценностям, перечислю их и подробно расшифрую.

Https://fluger.pro/about-transport/

Копают.

Не могу не скопипастить. Это прекрасно :)

— Папочка, что тут копают? — спросил малыш.
— Наверное, новую линию метро прокладывают, — ответил он, и вдруг его охватило какое-то странное чувство.
…Пыльный перекресток. Серый асфальт. Сплошной поток машин. Невбо грязно-рыжее от смога и мельчайшей пыли. Уши ломит от непрекращающегося шума: шороха колес, скрипа тормозов, топота бесчисленных ног, визга лебедок, ударов парового молота. Одно здание строят, другое ломают. Будни большого города…
Но именно эта будничность и потрясла его. Ну да, все это он уже видел, видел сотни, тысячи раз. И тогда, лет двадцать с лишним назад, когда был таким же малышом, как сейчас его сын…

Тот же перекресток. Он, малыш, стоит на этом же самом месте со своим отцом. Отцу примерно столько же лет, сколько ему сейчас. Он спрашивает:
— Папочка, что тут копают?..
Он растерянно огляделся. Визжала лебедка. Из глубины появилась груженная землей платформа. Грязный самосвал дал задний ход, подставил кузов. Как странно — копают… Копают на том же самом месте, что и двадцать лет назад. Что же здесь сооружают? Когда кончат?..
Иногда городского жителя, по горло занятого своими делами и не обращающего ни малейшего внимания на окружающее, вдруг охватывает неудержимое любопытство: что делают, зачем? Вроде бы происходящее и не имеет к нему никакого отношения, а все равно любопытно.
«Интересно, что же все-таки здесь делают, — подумал он, — долго ли еще будут копать… Надо узнать».

Он навел справки через знакомого газетчика. Газетчик устроил ему свидание с редактором, ведавшим разделом «Городское хозяйство», но тот лишь недавно перешел из другого отдела и ничего не знал.
— По-моему, там строят метро, — сказал один из сотрудников газеты.
— Да нет, там будет подземный переход, — возразил другой.
— Знаешь что, — посоветовал ему знакомый газетчик, — тебе лучше всего обратиться прямо в проектный отдел мэрии.

Он пришел в мэрию. С рекомендательным письмом от газеты. Молодой чиновник проектного отдела бегло просмотрел письмо и принялся листать толстенные папки.
— В городе огромное строительство. Сразу и не разберешь, какой именно объект вас интересует. Ага… четвертый участок. Метро?.. Нет, метро здесь уже давно построили, небось сами знаете.
— Да, но почему же там все время копают?..
— Возможно, подземный переход… — чиновник раскрыл другую папку. Впрочем, подземный переход в том месте не проектируется. Скорее всего водопровод, канализация или что-нибудь в этом роде. Вам лучше обратиться в отдел водоснабжения.
В отделе водоснабжения сказали, что они не имеют никакого отношения к земляным работам на этом участке. Посоветовали навести справки в отделе строительства. Там согласились — да, копаем, получили сверху указание, проект работ и смету, вот и копаем. А что там будет — сказать трудно… Город-то вон какой огромный. И вообще строек уйма, порой трудно разобраться, какая с какой связана…
Он пошел на телефонную станцию. Там сказали, что они ведают только прокладкой кабеля, а все земляные работы проводит мэрия.
В мэрии припомнили, что когда-то был принят какой-то проект, на его осуществление выделены соответствующие ассигнования, и на четвертом участке начались работы. Кажется, речь шла об одной из многочисленных подземных коммуникаций.
— Вы говорите, копают уже больше двадцати лет? — секретарь Собрания мэрии недоуменно пожал плечами. — Быть этого не может! Все наши стройки сдаются в проектные сроки. Хотя… в интересующем нас районе мы строим очень много. Одна стройка сменяет другую. Настоящий калейдоскоп. Так что зачастую приходится копать почти на том же самом месте…
— Как же так… — пробормотал он. — Это же бесхозяйственность… А вы не знаете… хотя бы приблизительно, когда закончатся работы?
— Когда закончатся? А это смотря какие работы вы имеете в виду. Новую линию метро, например, уже давно закончили и сдали в эксплуатацию. Подземный переход в этом районе начнем строить только через несколько лет и сразу же по окончании приступим к канализационным работам согласно общему плану реконструкции и благоустройства провинции в целом. Естественно, прокладка канализации повлечет за собой самое широкое переоборудование системы подземных коммуникаций. Конечно, вы понимаете, что мы прилагаем все старания, чтобы закончить работы в кратчайшие сроки.
— Благодарю вас за информацию. Но… может быть, вы будете столь любезны и посоветуете мне, где именно я могу узнать более подробно об этом строительстве? Меня ведь интересует конкретный перекресток и что там копают, для чего…
Секретарь замялся.
— Даже и не знаю, что вам посоветовать. Как известно, мэра у нас выбирают на четыре года. А строительство идет своим чередом… Да и служащие мэрии не всегда в курсе дела, ведь постоянно происходит перемещение личного состава, старики, достигшие шестидесяти лет, уходят на пенсию, каждый год появляются новые сотрудники. А строительство-то идет… Проекты сыпятся как из рога изобилия. Порой даже ответственные руководители мэрии не знают всех проектов… Впрочем, — секретарь кивнул на старика, дремавшего на стуле в углу, — попробуйте поговорить с этим господином. Он всю жизнь проработал в мэрии, а сейчас, после ухода на пенсию, разбирает и изучает наши архивы. Возможно, он что-нибудь знает.
Он подошел к старику. Тот шевельнулся, поднял на него сонные глаза. Он задал свой вопрос.
— А-а… — сказал старик и уставился куда-то в пустоту. — Так, так… Что ж, вопрос вполне резонный. Очень даже резонный. Только вот ответить на него нельзя. Нельзя ответить! Тут уж ничего не поделаешь. Город-то огромный и, заметьте, живой! Живет своей жизнью. И очень интенсивно живет, особенно с тех пор, как в моду вошло понятие «обмен веществ в организме города».
— Простите, как вас понять?
— А очень просто, очень просто, молодой человек… Численность городского населения растет? Растет! Значит, коммунальное строительство расширять надо? Надо! То-то и оно! Мы и расширяем. Только сразу ведь всего не соорудишь — потихонечку, полегонечку. А тут вдруг какая-нибудь старая коммуникация, до поры до времени служившая верой и правдой, приходит в полную негодность. Надо ломать старушку. Мы и ломаем. Но в таком большущем городе все взаимосвязано. Как вы думаете, взаимосвязано или нет?.. А-а, в том-то и дело! Когда что-нибудь ломают, приходится вносить изменения в один из новых проектов. А проекты-то как бусинки на ниточке: один изменили, так и другие нужно менять. Ну, изменения, разумеется, влияют на все стройки. Сроки передвигаются, затягиваются… Н-да… то с одного конца начинаем, то с другого, а тут, глядишь, конец началом обернулся…
— Но это же форменное безобразие! — он даже повысил голос. — Выходит, левая рука не знает, что делает правая? Копаете, копаете, двадцать лет только и делаете, что копаете, а бытовые условия горожан за это время ни капельки не улучшились!
Старик пристально посмотрел на него и вдруг, широко раскрыв беззубый рот, рассмеялся.

— Простите, вас, кажется, зовут господин… Я вспомнил! Вспомнил, знаете ли… Подумать только, какое удивительное сходство! В жизни не видел, чтобы сын так походил на своего отца. Да… Так вот, лет двадцать с лишним назад, когда я еще был секретарем Собрания мэрии, сюда приходил ваш отец. Все интересовался, спрашивал — точно так же, как вы! — что это копают на том перекрестке…

(С) Сакё Комацу.

Малоэтажная планета.

Представьте, что вы живёте на острове в открытом море. На острове есть ваш дом, ваше хозяйство, а весь остров по периметру обнесён оборонительной стеной, надёжно защищающей от набегов пиратов, которыми кишит океан наравне с конструктивно настроенными партнёрами.



Как вы будете управлять этим хозяйством? Очевидно, что если не выделять достаточно средств на оборонительную стену, то захват острова неизбежен, что приведёт к неминуемой гибели всех жителей острова. Также необходимо осознавать, что всё-таки оборонительная стена не самоцель, а главный её смысл — защищать жизнь населения острова. Благосостояние островитян — всё же является первичным смыслом создания острова. И как бы не была важна оборонительная стена, подход в хозяйствовании жизнью острова не может быть менее ответственным и менее доброкачественным, чем в отношении защитного контура. Иначе, пропадает весь смысл — жить только ради обеспечения стены и тех приказчиков из штаба, присматривающих за её состоянием? Если же всё-таки в хозяйствовании избирается этот подход — и ради стены начинают экономить на всём остальном — на жилищном строительстве, на градостроительной планировке острова, на всех проявлениях гражданской жизни, то остров неминуемо превращается в остров невезения. И оборонительная стена, úзначе задуманная для обеспечения защиты жителей, становится для них неприступной стеной, с помощью которой на всём остове устанавливается суровая экономическая блокада в отношении самих островитян. При этой блокадной экономике экономят на всём — на проектировании и строительстве городов, на строительстве домов, на качестве строительных материалов — в итоге остров превращается в сущую пустыню, в которой одиноко ютятся снопы из нищих многоэтажных бараков:
«Насколько эффективны эти траты? Как это соотносится с текущей экономической конъюнктурой? Кроме расходов на оборону, есть и другие проблемы в стране: та же система образования, система здравоохранения, проблемы пенсионного обеспечения и многие другие вопросы, социальная поддержка… Это проблемы, которые надо решать. Военным всегда мало тех средств, которые им предоставляет государство.» — В.Путин, цитата из книги Оливера Стоуна «Интервью с Владимиром Путиным».
Вынужденная жизнь в этих снопах из многоэтажных бетонных клеток объясняется приказчиками необходимостью повышения экономических показателей, достигаемая только при концентрированным скоплением жителей (смотрите тему про допингование в главе 14). И хотя остров невезения уже на четвёртом месте среди всех других островов по количеству бетонных снопов, приказчики-смотрители всё равно не унимаются и с ещё большей рьяностью взбутитенивают всех жителей кучковаться ещё более концентрировано в агломератах из нескольких многоклеточных снопов, для чего скликают туда и тех островитян, которые ещё живут за пределами этих снопов. И даже тех, кто уже живёт в клетках бетонных снопов агитируют перебираться в агломераты ради увеличения финансовой прибыли и роста экономики.



При всём при этом, приказчики ведут себя как-то странно — сами предпочитают жить в малоэтажных дворцах у подножия оборонительной стены, а некоторые из них создают для себя дворцы на других островах. Частенько там же — на других островах — оказываются и те сбережения от общей экономической и демографической мобилизации, провозглашённой якобы для обеспечения оборонительной стены.
Но это было всё про остров вымышленный. У нас же есть свой реальный остров. И чтобы на нём не произошло также, как на острове невезения, нам нужно быть внимательными к дисбалансам в островном хозяйствовании. И в том числе как раз для этого и написана эта книга. Так как некоторые симптомы острова невезения начинают постепенно проявляться и на нашем родном острове — агломераты бетонных снопов возле штаба приказчиков и прочее…

Малоэтажная планета
АРХИТЕКТУРА БЕЗ ГЛЯНЦА
http://www.lowriseplanet.net/index.php/news/28-matrix-of-landscape.html

Сама книга:
http://www.lowriseplanet.net/index.php/book-matrix-of-landscape.html

Tags:

Статистика заболеваний показывает, что у жителей, проживающих выше пятого этажа, растет частота заболеваний, прежде всего, органов дыхания. У проживающих выше девятого этажа частота заболеваний, по сравнению с жителями нижних этажей, выше уже в разы. Этот факт объясняется тем, что болезнетворные бактерии переносятся воздухом, который поднимается из нижних этажей по лестничным клеткам, шахтам лифтов и даже снаружи, вдоль фасадов.

Увеличивается, по сравнению с «нижними жильцами», и заболеваемость «верхних» другими болезнями. Образ жизни наиболее чувствительных категорий жителей, детей и пожилых людей, связанный с использованием лифта, приводит к уменьшению времени, проводимого на свежем воздухе. Действительно, использование лифта детьми без сопровождения взрослых запрещается, а взрослые часто ограничены во времени прогулок с детьми. У живущих в малоэтажных домах есть возможность выпускать детей гулять одних и контролировать их поведение через окно, но невозможно не только контролировать, но даже видеть ребенка из окна 20-го этажа. Лифт создает препятствия и для сопровождающего ребенка взрослого: неудобство пользования коляской, необходимость контроля за ребенком во время поездки и т.д. Статистически дети из многоэтажных домов меньше времени проводят на улице и отстают в физическом развитии от сверстников, живущих в других условиях. То же относится и к здоровью пожилых людей, многие из которых подвержены страхам при использовании лифта.

Жилые здания повышенной этажности чаще всего используются для повышения плотности населения. Однако плотность населения сильно влияет на поведение людей и социальный климат на территории города. Уменьшение контактов между жителями (невозможность быть знакомыми с большим числом соседей), рост чувства анонимности жилой среды (все общее, все ничье), ведет к росту бытового вандализма и преступности, в особенности среди подростков.

Исследования, проведенные социологами и психологами в районах многоэтажной застройки в 70-е годы, в совокупности с данными о влиянии застройки на здоровье населения, привели к тому, что начиная с 80-х годов во многих странах Европы и в США началась реконструкция «спальных районов», построенных ранее. Часто реконструкция ведется со сносом многоэтажных жилых домов и заменой их малоэтажной застройкой (Франция, США) либо с разборкой верхних этажей зданий и разделением здания на части (Германия).

В.К. Линов
доцент Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета
Информационно-аналитический бюллетень Союза архитекторов Санкт-Петербурга, Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга, СРО НП «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

http://archpeter.ru/arkhiv/2011/02/snova-o-vysote-i-plotnosti-naselenija-v-zhilojj-zastrojjke/

Tags:

С развитием промышленной революции в крупных городах мира резко обострились проблемы социально-экономического и экологического характера. В XX веке архитекторы и градостроители стали предлагать различные градостроительные концепции, пытаясь решить новые проблемы, с которыми столкнулось человечество. Такие теории и концепции выдвигались на протяжении всего XX века («город-сад», «линейный город», «соцгород», «индустриальный город» и др.). Идея англичанина Эбенизера Говарда (1850-1928), опубликованная на рубеже XIX-XX вв., стоит в этом ряду одной из первых.



Место для первого города-сада было выбрано в 50 километрах к северу от Лондона, в местечке Лечворт (Letchworth). Генеральный план города-сада Лечворта был разработан Ричардом Барри Паркером (Richard Barry Parker) и Реймондом Анвином (Raymond Unwin) уже в 1904 году в полном соответствии с основной идеей и схемами Э. Говарда. Проектировщикам удалось удачно разместить в ландшафте и центральное озелененное пространство, насыщенное разнообразными общественными зданиями, и внешнее кольцо промышленных предприятий. Кроме того, здесь впервые был создан перекресток с круговым движением.

http://www.berlogos.ru/article/idealnyy-gorod-govarda/

Tags:

ОБЩЕСТВЕННОЕ ЖИЛИЩЕ В НЬЮ-ЙОРКЕ ЭПОХИ МОДЕРНИЗМА: ОТ СЛАМИЗАЦИИ К РЕВИТАЛИЗАЦИИ

Рассмотрены застроенный в середине ХХ века район Браунсвилл (Brownsville) в нью-йоркском Бруклине и два его жилых комплекса – Браунсвилл хаузиз и Ван Дайк – с целью исследовать отношения между некоторыми влиятельными архитектурно-планировочными идеями общественного жилища, его превращением в трущобы (сламизацией) и стратегиями ревитализации. Анализ литературных источников, материалов социологических исследований, личные наблюдения и опросы, проведенные автором на месте, показали следующее. Градостроительные концепции «укрупненный квартал» и «башни в парке» создают социально негативный контекст для бедного населения. Плотная жилая среда более комфортна и безопасна, если она сформирована зданиями умеренной этажности с высоким коэффициентом застройки территории, а не многоэтажными зданиями с низким. Районы субсидируемого общественного жилища остаются часто единственным убежищем, экономически посильным для беднейших домохозяйств, поэтому предпочтительна их ревитализация, а не снос. Метод джентрификации («разбавления» малоимущих семей среднеобеспеченными) здесь не работает; более перспективны их планировочное реструктурирование и социальный апгрейд.

Некоторые стратегии градоустройства имеют разрушительный социальный потенциал. Среди них: обособление неимущих в общественном жилище при его высокой концентрации в структуре «укрупненных кварталов»; разрушение геометрии квартальных периметров городской застройки в результате использования моделей «башни в парке» и снижение публичности улицы из-за лишения ее необходимых общественных функций; обеспечение плотности освоения территорий за счет увеличения этажности и сокращения коэффициента застройки вместо повышения «строительного покрытия» участка при снижении этажности. Реализация ошибочных планировочных концепций ведет к стигматизации бедности, демонтажу пространственных основ социальных связей, затруднению контроля над физической средой со стороны жителей, ее «ничейности», поощрению криминальных проявлений.

Кияненко Константин Васильевич
доктор архитектуры, профессор кафедры архитектуры и градостроительства, ФГБОУ ВО «Вологодский государственный университет», Вологда, Россия

«Архитектон: известия вузов» № 52 Декабрь 2015
http://archvuz.ru/2015_4/4

Tags:

Современные подмосковные новостройки вызывают неприятное дежавю: это те же микрорайоны многоэтажек, что строили 40 лет назад. За полвека лишь чуть добавилось цвета да дома выросли с 17 до 24 этажей. В остальном — все те же многоэтажные однотипные здания посреди огромных дворов-пустырей: не среда жизни, а пространство выживания.
Парадокс в том, что в Западной Европе, откуда к нам пришел этот концепт застройки, от него отказались еще в 1970-х. Россия же, несмотря на переход от социализма к капитализму, продолжает двигаться по этому тупиковому пути.

Вообще, чтобы перейти от микрорайона к более гуманной застройке, надо резко ограничить этажность и принять правила землепользования и застройки, четко описывающие максимальную плотность застройки. Сделать это вопреки строительному лобби непросто. Однако тактически сейчас для этого удобный момент — совсем скоро состоятся выборы столичного мэра и губернатора Подмосковья.

полный текст статьи.
http://imhodom.ru/node/10735

Tags:

Пространственные характеристики жилой среды и человек взаимозависимы. На этот счет существуют оценки экспертов, определенные теоретические и эмпирические данные. Вся информация группируется по трем основным аспектам восприятия:
Социально-психологический аспект связан с генетическим восприятием (в соответствии с теорией конструктивного восприятия, то, как человек воспринимает визуальную среду, зависит от энергии стимула и предшествующего знания); социально-психологический аспект связан с гештальт-восприятием, при котором пространство воспринимается целостно, по системе «фигура-фон», а также с человеческими эстетическими потребностями, безопасностью и социально-территориальными связями.
Визуальный аспект, бинокулярный механизм визуального восприятия и комфортные зоны видимости связаны между собой (горизонтальное – 60°, вертикальное – 27°) при восприятии видимой среды.
Поведенческий аспект определяется поведением человека, выраженным в определенной форме (человек двигается, действует, пребывает, общается); геометрией связей социально-территориального характера (микропространство общения → R = 10 м).

Согласно опросу ЦЕССИ (Институт сравнительных социальных исследований), предпочтения городских жителей сейчас на стороне низкоплотной застройки. Современный житель города предпочитает гулять по паркам и скверам, видеть зеленые насаждения. Это означает, что нужно расставаться со скученностью и организовывать рядом с жилыми застройками эстетичные зеленые зоны.
Большая часть респондентов отметили в анкетах, что предпочли бы жить в домах из 3 или 4 этажей. Чуть меньше опрошенных изъявили желание проживать в семи- или девятиэтажном доме. При этом никто не согласился на приобретение жилья в 22-этажном здании, даже при условии прекрасной транспортной инфраструктуры в районе. Психологический комфорт для людей превыше всего.

https://www.gkh.ru/article/102340-problema-zastroyki-gorodov

Tags:

Profile

1
veequeec
veequeec

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel